Хранители Аль-Аксы


Купол над Скалой и Купол цепей (слева), Храмовая гора, Иерусалим. Фото автора

История эта начинается во времена, когда не существовали еще народы, населяющие ныне землю. Весь тогдашний мир сосредоточился на клочке земли между реками Нилом и Керхе (в нынешнем Иране), на так называемом «плодородном полумесяце».

С той поры, когда библейский праотец Авраам был готов принести в жертву своего сына Ицхака на горе Мориа у небольшого городишки Ур-Шалем, прошло более 3700 лет. И в Торе, и в Коране есть упоминание об этом испытании Авраама Всевышним. Но в Торе об этом сказано подробно, и, если кто-то желает ознакомиться с текстом, отошлем читателя к вот этой ссылке:

https://toldot.ru/limud/library/humash/bereshit/vaera/

(Описание жертвоприношения Ицхака описано в главе 22, стихи 1-14 книги Берешит (Бытие)).

Данное жертвоприношение описано и в Коране (сура ас-Сафат 37, 99-109):

Когда сын достиг того, чтобы разделить усердие с ним, [Ибрахим] сказал: «О сын мой! Воистину, я видел во сне, что я приношу тебя в жертву с закланием. Что думаешь ты [об этом]?» Сын ответил: «О отец мой! Поступай так, как тебе велено. Если так будет угодно Аллаху, ты найдешь меня терпеливым». Когда они оба покорились [воле Аллаха] и [отец] поверг его [лицом вниз]… Воистину, это и есть явное испытание. И Мы заменили ему [сына] на большую жертву.

Заметим, что имя сына Ибрахима (Авраама) в Коране не называется. Позднейшая мусульманская традиция относит данное жертвоприношение к Ишмаэлю (Исмаилу) — первому сыну Авраама, праотцу арабского народа.

Традиция — страшная вещь, она заковывает нас в цепи, иной раз, оставляя нас в невежестве и в неведении, делая нас рабами догмы и превращая нас в безмолвных фанатиков, готовых умереть за веру. Если, конечно, та же традиция не учит нас быть терпимыми к другим верам и мнениям, и призывает уважать пришельца в земле своей, так как мы сами были пришельцами в Египте. Во всяком случае, иудейская традиция никогда не представляла ислам как враждебную нам религию. И сейчас, когда весь исламский мир в очередной раз всколыхнулся от безумной ненависти к евреям, по соцсетям несутся призывы к их полному уничтожению, а имамы в мечетях призывают громы и молнии на головы иудейские, стоит вспомнить историю Храмовой горы, и стоящих на них мечетей.

После того, как на этой иерусалимской горе более тысячи лет (950 г. до н.э — 70 г. н.э) стоял иудейский Храм — первое в мире святилище монотеизма — прошло почти 2000 лет. В 70 году римские войска императора Тита сожгли его при взятии Иерусалима. Тит подавлял восстание иудеев против империи, длившееся 6 лет. После разрушения Храма, сама по себе гора Мориа превратилась в место развалин, импровизированную каменоломню, а затем, после полного уничтожения Иерусалима при императоре Адриане — в городскую свалку. Адриан в 136 году подавил последнее восстание иудеев, и вместо разрушенного Иерусалима построил римский полис Элия-Капитолина.

Свалка на Храмовой горе продолжала функционировать до 638 года, когда Иерусалим перешел в руки арабского войска, ведомого Праведным Халифом Омаром. Как истинный мусульманин, Омар относился к местоположению Храма с огромным почтением. Ведь это был тот самый, построенный царем Исраила Сулейманом ибн-Даудом Храм! Именно здесь началось почитание Аллаха, и, хотя Бану-Исраил (евреи) не приняли ислам, отношение к ним арабов в то время было терпимым. Многие принципы и заповеди иудаизма пророк Мухаммад ввел в новую религию арабов, в частности, некоторое время мусульмане даже молились лицом к Иерусалиму. Схожесть религиозных традиций, менталитета, и даже внешняя схожесть сынов Авраама также сыграла на руку евреям. И арабы тоже совершенно не жалели о том, что в лице евреев получили лояльное городское население. Во многом эта лояльность была обусловлена и тем, что при правлении Византийской империи евреи подвергались суровым гонениям, а при праведных халифах проживали на положении ахль-зимми — людей второго сорта, но обладающих рядом прав и поблажек. Во всяком случае, арабы мусульмане в целом не противились соблюдению евреями своих иудейских обычаев.

Как сказано в Коране

«Поистине, те, которые уверовали и которые исповедуют иудейство, и сабии, и христиане, — кто уверовал в Аллаха и последний день и творил благое, — нет страха над ними и не будут они печальны!» (II, 99; V, 73; XXII, 17).

Такое отношение между мусульманами и «ахль аль-китаб» («людьми книги» — иудеями, христианами и сабейцами) сохранялось до относительно недавнего времени, прерываясь лишь локально по воле местных мусульманских правителей, отдельными еврейскими погромами:

Одним из таких примеров явилась резня евреев в Гранаде в 1066 году на территории мусульманской провинции Аль-Андалус (современная Андалузия в Испании). Но таких примеров можно привести крайне немного (до начала XIX века единицы, по сравнению с волнами погромов, массовых убийств и изгнаний еврейского населения в христианских странах)

Начиная с XIX века, влияние западноевропейской культуры и идей на мусульманский мир усиливается, что привносит эскалацию антисемитизма среди мусульман. Тогда же начинает расти и национальное самосознание арабов, вылившееся уже в начале ХХ века в идеологию панарабизма, де-факто, в арабский национал-социализм. В отличие от германского национал-социализма, его арабский «родственник» в СССР поощрялся и финансировался. Но это тема отдельной статьи.

Флаг основанной в 1947 году социалистической партии панарабского национального возрождения БААС (Саддам Хуссейн вышел из ее рядов). Де-факто, национал-социалистическая арабская партия. Флаг ничего вам не напоминает?

Вернемся к Храмовой горе в Иерусалиме. Когда праведный халиф Омар завоевал город в 638 году, его отношение к жителям города в частности, и к евреям Земли Израиля можно считать образцом веротерпимости и дружелюбия. В отличие от византийских императоров, которые евреев в город старались не пускать вовсе, праведный Омар ибн-Хаттаб (благословенна память о нем!) переселил в Иерусалим 70 еврейских семей из Тверии. На евреев новые арабские власти могли опираться вполне свободно, зная их враждебное отношение к византийцам. И евреи вновь поселились в своей древней столице, на сей раз под ферулой законов Ислама, на положении «зимми» (или «димми», в зависимости как вы произносите арабскую букву «дод»).

По приказу халифа Омара Храмовая Гора была очищена от мусора — ведь на ней стоял когда-то Храм Иудеев, построенный самим Сулейманом ибн-Даудом, мир ему! В память об этом Храме халиф приказал построить небольшой и скромный молитвенный дом. Так на Храмовой горе появилась мечеть Аль-Акса. В переводе с арабского языка «дальняя мечеть». Но мало кто знает, что ее первоначальное имя было Масджид Бит аль-Мукаддас. Мечеть Святого Дома. А на иврите Храм иудеев именуется Бейт а-Микдаш. Дом Святости.

История этой мечети вплотную связана с эпизодом, подробно описанным в Коране, называемым «Мирадж» — вознесение пророка Мухаммада на небо после его ночного путешествия («исра») из ближней мечети в Мекке в дальнюю мечеть в Иерусалиме. Вот как это описано в Коране

Во имя Аллаха Милостивого, Милосердного!

 1. (1). Хвала тому, кто перенес ночью Своего раба из мечети неприкосновенной в мечеть отдаленнейшую, вокруг которой Мы благословили, чтобы показать ему из Наших знамений. Поистине, Он — всеслышащий, всевидящий!

(Сура «Исра» (17), стих 1)

Интересно продолжение данной суры, не удержусь, чтобы его не привести:

2. (2). И Мы даровали Мусе писание и сделали его руководством для сынов Исраила: «Не берите себе покровителя, кроме Меня,

 3. (3). о потомство тех, кого Мы носили вместе с Нухом; поистине, он был рабом благодарным!»

 4. (4). И постановили Мы для сынов Исраила в писании: «Совершите вы беззаконие на земле дважды и вознесетесь великим превознесением».

 5. (5). И когда пришло обещание о первом из них, Мы воздвигли на вас рабов Наших, обладающих сильной мощью, и они проникли между их жилищ, и было обещание исполненным.

 6. (6). Потом Мы вернули вам поворот (успеха) против них и помогли вам богатством и сынами и сделали вас более обильными в пособниках.

Любопытно, что Мухаммад начинает свой рассказ об Исре с того, что именно пророку Мусе (Моисею) и было даровано Писание (Тора) для сынов Исраила (евреев). При этом ни здесь, ни далее в Коране не указано, где именно находится мечеть Аль-Акса! Смотрите сами — вот текст с подстрочником (по-арабски пишут справа налево, как и в иврите)

текст взят с сайта https://ru.quranacademy.org/quran/17:1-1/kuliev

Видите там слово Иерусалим? Или Бейт аль-Мукаддас («святой Дом, то есть Храм, «бейт а-Микдаш» на иврите)? Я тоже не вижу. Сведений о том, что мечеть Аль-Акса находилась в Иерусалиме нет — равно как и упоминания названия Иерусалим — в Коране.

Об этом рассказывается в сборниках хадисов — суннитских преданий, собранных через несколько десятков лет после смерти Пророка Мухаммада. Кстати, именно там, в знаменитом сборнике хадисов Аль-Джами аль Сахих, написаном в VIII веке ученым Мухаммадом Аль-Бухари (810-870 гг) и рассказыватеся подробно о ночном путешествии и вознесении Мухаммада на небо (вместе с архангелом Джабраилом). В Коране данное событие описывается очень коротко и аллегорично в суре «Ан-Надж (Звезда)».

Сборник хадисов Аль-Джами аль Сахих считается у мусульман второй по святости книгой после Корана? Его роль в современном суннитском исламе аналогична и параллельна роли Талмуда у иудеев. Но помимо хадисов, в среде мусульман были и другие мнения по поводу местонахождения мечети Аль-Акса.

Ранний исламский историк араб Аль-Вакиди (конец VIII века) и его более поздний коллега Аль-Азраки (кстати, современник вышеупомянутого Мухаммада аль-Бухари) считали, что «дальняя мечеть», на самом деле, находилась в десяти милях от Каабы («неприкосновенной мечети») в Мекке. Того же мнения придерживался мусульманский географ Ахмад аль-Якуби. Согласно его сочинению «Тарих», написаному в IX веке, идея о местоположении Аль-Аксы в Иерусалиме на Храмовой горе принадлежит пятому халифу Абд-аль-Малику. Арабский историк Мукаддаси (жил в Иерусалиме в Х веке) считал, что возведение на Храмовой горе мечети Аль-Акса было банальным вызовом христианской общине города, молившейся в Храме Гроба Господня. По мнению Мукадаси, таким образом мусульмане старались обратить христиан в ислам, предоставляя им альтернативный молитвенный дом. Христиане считали разрушение иудейского Храма в 70 году божеским замыслом, и считали, что только после Второго Пришествия Иисуса Храм будет отстроен заново. Таким образом, отстроив свой собственный храм на Храмовой горе, мусульмане убеждали христиан в своей мессианской роли.

Помимо вышеупомянутых историков, шиитские мусульманские ученые считали, что ночное путешествие Мухаммада имело своей конечной целью Эль-Куфу (в нынешнем Ираке), а не Иерусалим. Эль-Куфа, наравне с Наджафом, Самаррой и Кербелой входит в четверку священных городов для мусульман-шиитов. Более того, до прихода к власти в Иране режима Аятолл, никто из шиитских мусульман не считал Иерусалим священным городом для мусульман. Это нововведение в шиитский ислам привнес аятолла Хомейни в политических целях.

Не будет лишним напомнить, что некоторые малые течения в Исламе и вовсе считают ночное путешествие Мухаммада аллегорическим сном.

После того, как мы разобрались (или совсем запутали читателя) с местоположением мечети Аль-Акса, нелишним будет вспомнить, что святость Иерусалима стала для мусульман явной во времена царствования вышеупомянутого пятого халифа Абд аль-Малика. Во времена его правления Халифат оказался разделен («Вторая фитна»), и мусульмане Сирии и Палестины не могли отправиться в хадж в Мекку. По приказу халифа в Иерусалиме на Храмовой горе сооружается вторая мечеть, так называемый Купол над Скалой — Куббат ас-Сахра, который все кому не лень принимают за мечеть Аль-Акса. На самом деле, купол над скалой служил той же цели, которой служила Кааба — вокруг него ходили семь раз, совершая «таваф», паломники, не попавшие в Мекку.

Приведем фотографию Храмовой Горы в Иерусалиме. Красным кружком обозначена мечеть Аль-Акса.

Храмовая гора в Иерусалиме. Мечеть Аль-Акса (серый купол) и Купол над Скалой

Итак, после более чем 600 лет забвения, на Храмовой горе в Иерусалиме появились культовые здания. На сей раз, исламские. С тех пор и до 1099 года мечеть Аль-Акса несколько раз перестраивалась и расширялась. Ее часто уничтожали землетрясения (так как сама по себе мечеть построена на развалинах арок Храмовой Галереи времен последних иудейских царей, а не на прочной скале). И, несмотря на ее большое значение для ислама, город Иерусалим оставался провинциальным и полузабытым. Центр провинции Фаластын находился в городе Рамла (единственный построенный арабами в Палестине город), а столица Халифата сначала пребывала в Дамаске, а затем переместилась в Багдад, тем самым превратив Фаластын в одну из наименее населенных провинций.

Важность Иерусалима и Храмовой горы для арабов подтвердили крестоносцы, завоевавшие в 1099 году святой город, и на более чем 80 лет утвердившие в нем столицу Иерусалимского королевства. Мечеть Аль-Акса была ими расширена и достроена, ее назвали Templum Solomonis («Соломонов Храм» — лат.) и именно там, под сводами бывшей мечети, зародился один из самых таинственных и грозных рыцарских орденов, орден Тамплиеров или Храмовников. Помните малоприятного рыцаря Буагильбера из «Айвенго»? Он происходил именно из этого ордена, к тому времени потерявшему свой штаб в Иерусалиме. От крестоносцев в здании Аль-Аксы остались некоторые архитектурные элементы (сдвоенные полуколонны «локти» у входа в мечеть и большое окно «роза» на восточном фасаде).

Восточный фасад мечети Аль-Акса, стрелкой указана «роза»

После того, как крестоносцев изгнали из Иерусалима, Храмовая гора вновь перешла в руки мусульман. Учитывая невысокий рейтинг Иерусалима среди городов Леванта, последующие власть имущие — от мамлюков до турок — за мечетями смотрели спустя рукава. Если мамлюки в XIV веке некоторое время старались придать Иерусалиму статус особо священного города (я уже писал об этом ранее), то к XV веку их рвение закончилось. К началу ХХ века, во времена турецкого правления, они настолько обветшали, что появилась опасность обрушения и мечети Аль-Акса, и Купола над скалой. Впрочем, дадим слово одному весьма любопытному путешественнику, посетившему Храмовую Гору в 1867 году — незадолго после окончания Крымской войны. Текст известного романа Марка Твена («Простаки за границей») дан в переводе 1898 года в старой орфографии. Любопытствующий читатель может почитать этот роман по данной ссылке

http://az.lib.ru/t/twen_m/text_1872_theinnocents-oldorfo.shtml

Особенно важно отметить, что сам рассказ писателя и его перевод относятся к XIX веку, когда понятие Палестина было исключительно географическим и использовалось европейцами.

Величественная мечеть Омара (Купол над Скалой — Л.В) и мощеный камнями дворъ передъ нею занимаютъ четвертую часть Іерусалима. Они находятся на той самой горѣ Моріа, на которой стоялъ нѣкогда Храмъ Соломоновъ (здесь и далее я подчеркнул особо интересные, с моей точки зрения, строки — Л.В). За исключеніемъ Мекки, эта мечеть самое священное мѣсто для магометанъ. Какихъ-нибудь годъ или два тому назадъ ни одинъ изъ христіанъ не могъ ни за какія бы то ни было большія деньги, ни по дружбѣ получить къ ней доступъ. Но теперь это запрещеніе уже снято и потому мы свободно вошли въ нее, уплативъ бакшишъ.   Я ничего не могу сказать объ изумительной красотѣ и утонченномъ изяществѣ, и пропорціональности, которыми такъ прославилась эта мечеть, потому что… потому что я ихъ не видалъ. … Главная отличительная черта мечети Омара — это громадный утесъ въ самомъ центрѣ ея ротонды. На немъ, на этомъ самомъ утесѣ, Авраамъ едва не принесъ въ жертву своего сына Исаака; этотъ фактъ, по крайней мѣрѣ, фактъ совершенно достовѣрный. Во всякомъ случаѣ, на него можно гораздо больше положиться, нежели на большинство преданій. На этомъ же утесѣ стоялъ ангелъ Господень и грозилъ Іерусалиму, а царь Давидъ убѣждалъ его пощадить этотъ городъ.   Въ полу пещеры, которая находится подъ скалою, намъ показали каменную глыбу, которою будто бы завалено отверстіе, представляющее особый интересъ для всѣхъ магометанъ, такъ какъ это отверстіе ведетъ въ преисподнюю, въ обитель проклятія, и каждая изъ грѣшныхъ душъ, которая оттуда переселяется на небо, должна подниматься туда черезъ него… Внутренность знаменитой мечети блещетъ роскошью стѣнъ изъ разнороднаго мрамора и надписей изъ тончайшей мозаики. Какъ и у католиковъ, у турокъ также есть свои святыни. Проводникъ показалъ намъ подлинную броню, которую носилъ великій зять и преемникъ славы Магомета, а также и щитъ, принадлежавшій дядѣ великаго пророка. Большая желѣзная рѣшетка, окружающая утесъ, въ одномъ мѣстѣ увѣшана тысячами лохмотьевъ, которые висятъ въ ея отверстіяхъ. Цѣль этихъ приношеній — напомнить Магомету, чтобы онъ не забылъ своихъ поклонниковъ, которые сами повѣсили сюда свои приношенія. Это средство считается самымъ лучшимъ послѣ обвязыванія пальцевъ ниточками «для памяти».   Какъ разъ за предѣлами мечети, снаружи ея, стоитъ миніатюрный храмъ, который былъ (будто бы) водруженъ на томъ мѣстѣ, гдѣ нѣкогда Давидъ и Голіаѳъ {Одинъ изъ паломниковъ говорилъ мнѣ, что это были не «Давидъ и Голіаѳъ», а Давидъ и Саулъ. Но я стою на своемъ; мнѣ сказалъ проводникъ, а онъ вѣдь долженъ лучше знать.} имѣли обыкновеніе сидѣть и судить народъ.   Повсюду въ мечети Омара встрѣчаются части колоннъ, жертвенниковъ и обломки изящно высѣченнаго мрамора; все это драгоцѣнные останки Соломонова храма. Ихъ откопали въ грязи и мусорѣ на горѣ Моріа и мусульмане искони вѣковъ проявляли стремленіе охранять ихъ съ чрезвычайной заботливостью. Въ этой части древней стѣны Соломонова храма, которая зовется у евреевъ «Стѣною Слезъ», куда каждую пятницу сходятся евреи для того, чтобы прикладываться въ священнымъ камнямъ и рыдать надъ разрушеннымъ великолѣпіемъ Сіона, всякій можетъ осматривать часть неоспоримо-подлиннаго древняго храма Соломона. Она состоитъ изъ трехъ-четырехъ камней, лежащихъ одинъ на другомъ, причемъ каждый изъ нихъ имѣетъ въ длину вдвое больше, нежели фортепіано въ семь октавъ, а въ толщину почти столько же, сколько такое фортепіано имѣетъ въ высоту…   Какъ я уже сказалъ выше, всего годъ или два тому назадъ былъ уничтоженъ древній эдиктъ, воспрещавшій «христіанской дряни» (такой, напримѣръ, какъ мы!) входить въ мечеть Омара и осматривать драгоцѣнный мраморъ, нѣкогда украшавшій храмъ Соломоновъ изнутри. Рисунки, вдѣланные въ эти обломки, просты и оригинальны и, такимъ образомъ, прелесть новизны еще болѣе увеличиваетъ глубокій интересъ, который они и безъ того естественнымъ образомъ возбуждаютъ. Съ этими почтенными обломками встрѣчаешься на каждомъ поворотѣ, особенно же въ сосѣдней мечети Эль-Ахза, во внутреннія стѣны которой тщательно вдѣлано значительное количество такихъ обломковъ для того, чтобы они лучше сохранились.   Эти каменныя глыбы, покрытыя пятнами и пылью вѣковъ, смутно даютъ намъ нѣкоторое представленіе о пышности, которую мы привыкли считать самой царственной во всей землѣ. Онѣ вызываютъ въ нашей памяти картины роскоши, которыя знакомы воображенію каждаго изъ насъ: верблюды, нагруженные пряностями и драгоцѣнностями, красавицы-рабыни, эти пышные дары для Соломонова гарема, длиннѣйшія шествія коней и воины въ богатыхъ чепракахъ и вооруженіяхъ… и въ сіяніи, какъ вѣнецъ этого видѣнія «восточной роскоши», является сама великолѣпная Савская царица.   Эти каменные изящные обломки представляютъ собой гораздо большій интересъ, нежели внушительная величина громадныхъ камней, которые цѣлуютъ евреи въ «Стѣнѣ Слезъ».   Внизу, въ углубленіи почвы, подъ масличными и апельсинными деревьями, которыя цвѣтутъ во дворѣ великой мечети, стоитъ цѣлый лабиринтъ столбовъ, останковъ древняго храма, который они нѣкогда подпирали. Есть здѣсь еще внушительной величины своды и арки, надъ которыми «соха» времени прошла, «не задѣвъ ихъ бороздою», какъ говорилось въ пророчествахъ. Пріятно видѣть, что мы ошибались, полагая, что нечего и думать увидать настоящіе размѣры Храма Соломонова и въ то же время не ощущать ни тѣни подозрѣнія, что это, можетъ быть, какой-нибудь обманъ, пустая выдумка монаховъ.

Конечно, Марк Твен никак не ученый-археолог, но его путевые заметки очень точно отмечают, что основным нарративом посещения им Храмовой горы было желание взглянуть на остатки Соломонова Храма, он же, по-арабски, Бейт а-Мукаддас. И писатель смог увидеть их.

Следует особо заметить, что Марку Твену посещение Храмовой горы удалось лишь потому, что в 1839 году Турция приняла Танзиматские реформы, благодаря которым жизнь немусульманского населения Империи стала более свободной. До этого ни один немусульманин не допускался на Храмовую гору. Турки держали там специальный контингент солдат из суданского Дарфура (так называемые «такарни»), особо свирепых и отвязных ребят, способных устроить взбучку любому «френги» или «яхуд», которому особо хотелось посмотреть на святое место.

Заметим, что, невзирая на святость для мусульман, Иерусалим никогда не имел столичного статуса во времена правления исламских династий. Во времена Халифата столица была в Дамаске, а затем в Багдаде, турки правили своей империей из Стамбула, а мамлюки из Каира. Более того — Иерусалим даже не был областным центром. А вот крестоносцы сделали его столицей Иерусалимского королевства, и столичный статус вернули ему англичане, когда Земля Израиля вошла в состав Британской империи на правах подмандатной территории. Было это в 1920 году, через два года после окончания Первой мировой войны. Эту подмандатную территорию англичане назвали Палестиной.

Границы подмандатной Палестины

При англичанах мечети Храмовой Горы получили долгожданный ремонт, без которого они могли разрушиться в ближайшие годы. Англичане высадили на Храмовой горе красивую сосновую рощу, сохранившуюся до сих пор. И — что весьма немаловажно — Купол над Скалой был позолочен именно в эти годы. До этого он был таким же серым, как купол мечети Аль-Акса. Тем не менее, территория Храмовой Горы при англичанах являлась государством в государстве. Управление этой территорией осуществлял иерусалимский вакф — религиозная организация, во главе которой стоял муфтий Амин аль-Хуссейни, ярый враг англичан и евреев, близкий друг Гитлера. Вход на Гору для немусульман был весьма затруднен.

После Войны за Независимость Израиля Храмовая Гора попала в руки Иордании. Иерусалим тогда стал разделенным на две части городом (Западный Иерусалим остался за Израилем, Восточный за Иорданией), и вход на Храмовую Гору был разрешен только мусульманам. По иронии судьбы, арабы-мусульмане Израиля не могли посетить свою святыню. В годы иорданского владения на Храмовой Горе происходило много нелицеприятных событий, главным из которых явилось убийство иорданского короля Абдаллы I (1952 год). Террорист-араб из «динамитной группы» по имени Мустафа Шукри Ашу выстрелил в него несколько раз из пистолета, когда король выходил на ступени Купола над Скалой. Святость места, где находился Абдалла, нисколько не удержала арабского убийцу от выполнения своего кровавого задания. Да и в дальнейшем иорданцы не относились ни к Иерусалиму, ни к Храмовой горе с должным уважением.

После Шестидневной войны, когда Израилю пришлось вести бои с Египтом, Сирией, Иорданией и поддерживавшим их Ираком, Иерусалим был вновь возвращен в руки сынов Израиля, и само понятие «восточный Иерусалим» перестало существовать де-факто (де-юре это ядовитое понятие существует до сих пор, изрядно путая и разлагая незрелые умы палестинофилов и европейских демократов). Храмовая Гора перешла под контроль Израиля, и на мечетях на некоторое время был поднят бело-голубой флаг с магендавидом. Но светское правительство государства совершенно не оценило духовной ценности данного месте в свете истории, религии и традиций еврейского народа. По слухам, премьер-министр Леви Эшколь недоумевал, зачем нам «этот Ватикан», и передал сами мечети иерусалимскому исламскому вакфу (религиозному совету), при этом сама территория Храмовой Горы оставалась в ведении израильских властей. Начиная с 1967 года вход на Храмовую Гору и в мечети стал возможен и не для мусульман, но в 1969 году в мечети Аль-Акса произошел инцидент, инициатором которого явился психически больной австралийский турист. После этого весьма неприятного события, власти Израиля начали еще строже проверять всех туристов-немусульман, поднимавшихся на Храмовую гору. Подъем туда немусульманам разрешен только через одни ворота, и только 4 часа в день с воскресенья по четверг.

После мирного договора с Иорданией, Израильское правительство в 1994 году передало контроль над мечетями Храмовой горы религиозным институтам этого государства. Невзирая на ответственную задачу, иорданские религиозные деятели не стали останавливать местных арабов от строительства подземной мечети под Аль-Аксой, в результате чего началось разрушение внешних стен Храмовой Горы, едва не приведшее к обрушению самой мечети. Вместо того, чтобы прекратить несанкционированные раскопки, местные арабы, как обычно, обвинили израильтян во всех грехах. Последние годы обстановка вокруг Храмовой Горы продолжает накаляться, при этом арабы пускаются на многочисленные лживые провокации, стремясь с одной стороны изобразить евреев как разрушителей и захватчиков Аль-Аксы, с другой планомерно устраивая в самой мечети то склады для камней, которыми молодые, якобы молящиеся, мусульмане мечут в полицейских и в евреев у Стены Плача, то пламенные проповеди против Израиля и призывы убивать евреев.

Заготовленные камни в Священной Мечети Аль-Акса, май 2021

Демонизация евреев в отношении захвата Аль-Аксы смешна сама по себе. И вот почему.

  1. Евреи прекрасно знают (и мусульмане, читавшие Коран, тоже), что на Храмовой Горе в древности стоял Храм, главное святилище иудеев. Храм этот был разрушен римлянами, как я писал выше. Третий Храм в иудейской традиции должен быть построен лишь после прихода Машиаха (мессии или махди — в мусульманской традиции), которое не состоялось до сих пор. Пока Машиах не пришел — ни о каком Храме на Храмовой горе речь идти не может.
  2. С точки зрения Иудаизма — Ислам является правильной религией поклонения Единому Богу, аналогичной Иудаизму. Исходя из этого, еврей может молиться в мечети. В религиозном и духовном смысле нет никаких противоречий между Исламом и Иудаизмом со стороны последнего, поэтому нет никаких показаний и призывов раввинов уничтожать или захватывать мечети Храмовой Горы. Более того, если бы для иудеев вход в эти мечети был бы возможен, и можно было бы молиться там бок о бок с мусульманами, то сам по себе арабо-израильский конфликт можно было бы считать закрытым навсегда.
  3. Многие ортодоксальные раввины запрещают (!) евреям подниматься на Храмовую гору, чтобы не осквернить землю, на которой в древности находилась Святая Святых Иерусалимского Храма, куда сам первосвященник мог входить лишь один раз в году, предварительно пройдя обряд ритуального очищения.
  4. Основной массе израильтян Храмовая Гора интересна, в первую очередь, как исторический и культурный памятник. Нигде и никогда в законах и в правительственных постановлениях Израиля не упоминалось ни единым словом о захвате/завоевании/разрушении мечетей. Как бы того не хотелось арабам.

Тем не менее, противостояние на Храмовой Горе продолжается, и конца ему пока не видно. Только если в рядах мусульманского духовенства появится мнение, по которому евреям разрешено подниматься и молиться на горе, где когда-то стоял их Храм — этот конфликт раз и навсегда исчезнет из мировой истории.

«Соглашения Авраама», принятые между Израилем и несколькими арабскими государствами в 2020 году, дают слабую надежду на это. Поживем — увидим…

Об авторе Лев Виленский

Автор повестей и рассказов. Краевед и историк по призванию. С 1990 года живет и работает в Иерусалиме. Книга "Град Божий" вышла в 2010 году в Москве. В 2016 вышли книги "Иерусалим и его обитатели" и "Записи на таблицах". В 2019 году вышли книги "Многие лица одной улицы" и "Книга надписей" (о библейской археологии)
Запись опубликована в рубрике История с метками , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s